Актуальные новости

    Распечатать

Какой будет истина?

Нотариальная палата Волгоградской области отметила 20-летие со дня образования. О юбилейных мероприятиях и не только, читайте авторский материал редактора журнала «Нотариальный вестник» Олега Колдаева.

Иногда так бывает, что к материалу идешь долго. Казалось бы, все есть исписанный блокнот, записи интервью, фотографии. Но смотришь на все это и понимаешь, чего-то важного не хватает. То ли какого-то факта, то ли ощущения…

Первый мой визит в Волгоград случился ровно год назад. Там проходил интереснейший семинар методистов. И под этим «соусом» мне, вместе с пресс-секретарем Нотариальной палаты Волгоградской области Олесей, удалось покататься по нотариальным конторам города и пригородов, своими глазами посмотреть на то, как работают нотариусы, чем живут, что думают о профессии, о ее настоящем и будущем.

Проехать пришлось ни одну сотню километров по «военно-грузинским» дорогам города на Волге. К слову, одного из самых длинных в мире – более ста километров из конца в конец. Из одного района в другой, как от Москвы до Твери!

Улица Толстого, 1А, обычная волгоградская новостройка из белого силикатного кирпича. На первом этаже нотариальная контора Натальи Никуловой. В приемной девушки за стойкой что-то сосредоточенно печатают. Кстати, такая картина характерна для всех контор, которые удалось посетить. На глаза не попалось ни одного незанятого человека. Постоянно кто-то что-то ксерит, сшивает, распечатывает. Даже если в приемной нет ни одного человека, работа идет. Явно не показуха, ведь появлялись мы довольно неожиданно.

На пороге кабинета нас встретила мягкая улыбчивая женщина, сама Наталья Никулова. Да, слово «мягкая» к ней, действительно, подходит - мягкие черты, мягкая походка, мягкий голос.

— Не боимся ли мы удостоверять сделки с недвижимостью? Ну, конечно, боимся, — говорит она: Ведь за 15 лет простой письменной формы там такого наворотили, что поневоле испугаешься. Но работать надо, ведь кроме нас, права граждан никто не защитит.

Насколько пророческими оказались ее слова можно оценить только сейчас. С тех пор мы пережили информационную компанию против участия нотариусов в сделках, исключение обязательного нотариального удостоверения из проекта ГК РФ, отмену регистрации сделок с недвижимостью и, наконец, возвращение этого вопроса в повестку дня. На Собрании представителей нотариальных палат, заместитель министра юстиции РФ заявила, что нотариат без недвижимости государству не нужен…

Нотариальная контора Бориса и Татьяны Борзенко. Новая, двухэтажная постройка почти на трассе. Второй этаж занимает стоматологическая клиника, на первом — две нотариальные приемные. Они так и называются «Приемная № 1» и «Приемная № 2». Такое соседство выглядит вполне органичным, поскольку и туда и туда люди идут с острой болью.

Нотариусов на месте нет, оба ведут семинар. Помощники нас пускают в кабинеты поснимать. На стене у Татьяны Борзенко замечаю два диплома: «Лучшему нотариусу – 2005» и «Лучшему нотариусу – 2009».

Эта премия переходящая, но в этом году Татьяна получит ее в третий раз и символ – серебряное перо – останется у нее навечно. Впервые в истории Нотариальной палаты Волгоградской области.

Следующей нас приняла нотариус Елена Рубцова. Фотографию ее нотариальной конторы мы потом не раз использовали в наших изданиях – уж очень убедительное крыльцо.

В городе Елена Рубцова славится тем, что к ней охотнее всего идут предприниматели. В кабинете сидит клиент — человек с упрямым затылком и, видимо, с таким же характером. Нотариус что-то эмоционально ему объясняет. Дабы не нарушать тайну нотариального действия дожидаемся за дверью.

— Долгое время между нотариатом и бизнесом не было понимания, но ситуация постепенно начинает меняться. До предпринимателей, а в особенности представителей малого и среднего бизнеса начинает доходить, что нотариат, как инструмент защиты их интересов эффективен. В том числе как профилактика рейдерских захватов, махинаций с долями ООО, различных коррупционных схем…, — объясняет Елена. Также эмоционально, интонируя каждое слово, как до этого разъясняла гражданину его права. И почему-то ей сразу начинаешь верить. Monetization business trust (монетизация доверия) – так это называется в бизнесе. А Конфуций сказал проще: «Как можно иметь дело с человеком, которому нельзя доверять? Если в повозке нет оси, как можно в ней ездить?».

В конце 2012 года Федеральная налоговая служба обнародует статистику, что после введения нотариального удостоверения сделок с долями ООО, число мошенничеств сократилось более чем на две трети. А это значит, что доверия в российской деловой среде стало чуть-чуть больше.

Нотариус Наталья Пучкина встретила нас в приемной. Точнее встретилась, поскольку, на самом деле, встречала очередного своего клиента. Говорят, она часто выходит к ожидающим ее людям, хотя секретарь на ресепшене, конечно, имеется.

В тот момент Наталья разбирала сложное наследственное дело - пятеро наследников, у всех доли. Пока дожидаемся аудиенции, пьем чай из тонких фарфоровых чашек. В комнате хорошая мебель. Настоящее дерево, не обрыдлое офисное дээспе. Светлые кожаные кресла. Или под кожу, но так, что не отличишь. В ее конторе, вообще, очень много стекла и фарфора. Статуэтки на прозрачных полках, темные вазы, абстрактные изваяния разной степени вычурности. И слоники на счастье, куда же без них.

— Удобная и красивая контора – это не дань статусу, это уважение к клиенту. Мне важно чтобы человек чувствовал себя как дома, или даже лучше, чем дома, ведь поводы, по которым граждане приходят к нотариусу редко бывают радостными. Ощущение психологического комфорта у клиента – одна из важных составляющих нотариальной деятельности. Ведь наша функция миротворческая, и значит должна начинаться с умиротворения.

Отношение ко всем клиентам в конторе Натальи Пучкиной равноправное. Вне зависимости от того, состоятельный гражданин к ней приходит или не очень, бизнесмен или пенсионерка, все получают одинаковую долю комфорта – максимальную. Может именно поэтому, наследники, вышедшие из кабинета нотариуса незадолго до нашего разговора, не выказывали какого-либо напряжения или недовольства. Судя по всему, у них все закончилось миром.

В приемной нотариуса Алевтины Трудовой как всегда многолюдно. Она одна из рекордсменов Нотариальной палаты Волгоградской области по числу нотариальных действий. Но никто не стоит. Каждому посетителю нашелся удобный стул.

В кабинете яркие, радостные картины. В основном, цветы – хризантемы, сирень, подсолнухи. Все это разнотравье провоцирует на разговор о творчестве.

— А вообще, нотариат без творчества возможен?

— Это кажется, что нотариальное действие только юридический акт. На самом деле все сложнее. Постоянно сталкиваешься с чем-то новым. Новыми законами, новыми документами. Более того, мы часто оказываемся вовлечены в человеческие отношения, сталкиваемся с моральными, нравственными проблемами. Поэтому личностное развитие нотариуса порой не менее важно, чем юридические знания, дотошность и скрупулезность. Ощущение внутренней гармонии позволяет быть объективным, а эмоциональное восприятие – сострадательным…

Тут сразу вспомнились фрейдовские «эрос» и «танатос», живительное творческое начало и мрачное, разрушительное. В работе нотариуса эти две ипостаси часто сталкиваются в концентрированном виде.

Закончился тот длинный день в поселке Гумрак, на празднике в арт-студии «Феона», любимом детище нотариуса Веры Груздевой. «Домик с солнышком» уже стал волгоградской легендой. Неподалеку от этого места находится аэропорт, и крышу детского центра с изображением веселого светила прекрасно видно с садящихся и взлетающих самолетов.

По существу с Верой Ивановной в тот день поговорить не удалось. Она судила танцевальный конкурс. На редкость трогательное зрелище. И народу собралось немало, больше сотни: участники, родители, бабушки и дедушки, воспитатели детских домов. Всем этим столпотворением надо было как-то управлять, причем, не отрываясь от оценки номеров.

Впрочем, познакомиться удалось с другим интересным человеком – художницей Леной. Ее работы были развешены тут же, прямо на заборе. Удивительные, непостижимые картины, в которых нет ни одной неверной линии. Ничего лишнего и случайного. Настоящее откровение. И не скажешь, что автор страдает страшной болезнью – олигофренией.

Как потом рассказали, раньше она просто приходила в изостудию при детском центре, сидела тихонечко и смотрела, как рисуют юные художники. Не говоря ни слова. И почти не отрываясь. А потом вдруг взяла краски и стала писать. Наивное слово рисовать, здесь не очень подходит. И так картину за картиной… Постепенно набралась выставка. Ее творчество чем-то неуловимо напоминает, творчество другого мастера, также находившегося за гранью привычной нам реальности, самого дорогого художника современности, норвежца Эдварда Мунка. Только Лена гораздо светлее.

На следующий день мы отправились в город Волжский. Чрез «танцующий мост» на левый берег Волги, и дальше, на берег Ахтубы. За рулем был нотариус Вадим Скрипченко. К нему-то в контору мы собственно и ехали. По дороге то и дело попадались вооруженные омоновские пикеты. Ощущение, что Кавказ где-то рядом не покидало.

У Вадима маленькая контора на первом этаже типовой хрущевской пятиэтажки, но зато с отдельным входом и своя, собственная, микроскопический кабинет и огромные планы на будущее. Вадим Скрипченко один из самых активных представителей нотариальной молодёжи, член правления Нотариальной палаты Волгоградской области и один из самых профессиональных и эффективных нотариусов. Он одним из первых в регионе стал использовать в повседневной практике электронную подпись, одним из первых поддержал молодежное движение в нотариате.

— Нотариальная палата будущего, какая она? – спрашиваю я у него.

— Прежде всего – это единая корпорация. Корпорация единомышленников, объединенная одной целью – работой на процветание института нотариата и на благо нотариусам. Нотариус не должен бояться приходить туда со своими радостями и бедами. В свою очередь, управление палатой должно быть централизованным, основанным на авторитете руководителя, президента. Мы все люди независимые, со своими желаниями и видением мира, при этом, всегда должен быть какой-то единый знаменатель. По-другому будет хаос.

— А нотариальная контора?

— Нотариус, помощник и персонал… У нас отношения сугубо деловые, мы не переходим грань – начальник и подчиненный. Но вместе с тем, авторитарное давление тоже отсутствует. Все сложные профессиональные вопросы мы обсуждаем сообща и это дает возможность каждому сотруднику почувствовать свою востребованность и причастность к общему делу…

В течение последующего года Вадим Скрипченко организует нотариальный автопробег и эффектные волгоградские флешмобы, примет участие в создании Совета молодежи российского нотариата и в организации российско-германского семинара в Москве. Но на тот момент, особо остро чувствовалась его целеустремленность и уверенность в собственной правоте.

С Верой Ивановной Груздевой удалось еще раз встретиться незадолго до отъезда. Мы сидели в одном из многочисленных городских кафе, в Волгограде любят кофейни, ели горячую халву с ледяным мороженным. К столу то и дело подходили какие-то люди. Разговор прерывался. Кто просто здоровался, кто успевал сказать несколько теплых слов, поинтересоваться: Как дочери? Как внуки? А еще подбегали дети и называли ее по имени отчеству, как будто знают ее тысячу и один год. Ведь в детстве, то, что больше года уже тысяча.

- И все-таки, Вера Ивановна, что же такое нотариат?

— Ты знаешь, мне кажется, у нотариата есть только одно правильное определение – это служение людям. Нотариус служит людям чистотой отношений, как юридических, так и человеческих. Вся наша работа направлена только на то, чтобы в мире было меньше обид и споров, меньше бесчестия и больше доброты… — сказала она.

Красивые и чуточку наивные слова, подумалось мне тогда…

И вот, всех этих людей я увидел ровно через год, на праздновании 20-летия Нотариальной палаты Волгоградской области. Некоторые сидели в зале Волгоградского музыкального театра, некоторые были на сцене. Ко дню рождения своей палаты нотариусы поставили спектакль, по мотивам барочной «Голубой камеи». На подмостках блистали (наверное, так должны выражаться заправские театральные критики) Елена Старикова, Александр Гончаров и Лариса Агапова. Полгода ежедневных репетиций только для того, чтобы порадовать своих друзей. И что вы думаете, жизнь нотариата замерла на полгода? Ничего подобного. Нотариальная палата Волгоградской области стала второй в Конкурсе на лучшую палату России. Ей всего лишь немного не хватило до первого места.

Позже президент Наталья Гончарова принимала поздравления и подарки. А еще больше раздавала в ответ. Редко кто видел ее такой счастливой. Ведь во многом ее волей, силами и мыслями было создано то, что довелось увидеть год назад и сейчас.

Со словами Веры Груздевой вряд ли поспоришь. Но чтобы простая служба превратилась в служение, нужно было пройти путь длиною в 20 лет. Осознать и принять ценности, что стоят за каждодневной и, порой, рутинной работой нотариуса – равноправие, уважение к неотъемлемым правам человека и к Закону, как гаранту справедливости, убежденность в том, что каждый человек обладает свободой воли и имеет выбор, но этот выбор должен быть им осознан, и что право неотделимо от этики. А еще важно было поверить в то, что нотариат – это не просто профессиональная корпорация, а семья, в которой должны царить любовь и понимание.

Этот праздник стал не чем иным, как посланием нотариусов сегодняшнего дня, к нотариусам дня завтрашнего. Таких было немало в тот день в зале и родом они не только из города на Волге: Ирина Яблонская из Калининграда – человек с магическим обаянием и голосом, создавшая, к тому же, в своей нотариальной конторе небольшой частный музей печатных машинок; красавица-телеведущая Мария Терехова из Санкт-Петербурга; Любовь Лазарева из Новосибирска, которая слагает стихи как дышит… Вот он – нотариат будущего, ответственный, талантливый, профессиональный, творческий. Его можно было увидеть и даже прикоснуться к нему, при желании.

Но у российского нотариата может быть и другое будущее…

Сегодня некто пытается разрушить Нотариальную палату Самарской области. Снаружи и, что самое обидное, изнутри. Палату не менее сильную и успешную — один «самарский теплоход» чего стоит. Но и в ней нашлись нотариусы, для которых тариф, взимаемый за совершение нотариальных действий, есть главная и непреходящая ценность, альфа и омега их профессиональной деятельности, те, кто мыслят не глаголами, а числительными.

Захват палаты происходит по классической рейдерской схеме, с привлечением прокуратуры, различных проверяющих органов, с шантажом и угрозами. Действующего президента Галину Николаеву уже приглашали в высокие кабинеты областной администрации, где делали предложения, «от которых нельзя отказаться».

Остается надеяться, что Галина Юрьевна выстоит, и не позволит превратить одну из лучших нотариальных палат России в коррупционную камарилью.

— Найти истину мы не можем — мы должны творить ее сами, - сказал однажды Марсель Пруст. Верно ведь сказал, неправда ли? Какой будет истина, зависит только от нас.

Олег Колдаев

Издательский центр
Нотариальный вестник — № 10 (Октябрь) 2021
Нотариальный вестник — № 09 (Сентябрь) 2021
Нотариальный вестник — № 08 (Август) 2021
Нотариальный вестник — № 07 (Июль) 2021
Нотариальный вестник — № 06 (Июнь) 2021
Нотариальный вестник — № 05 (Май) 2021
Нотариальный вестник — № 03 (Март) 2021
Нотариальный вестник — № 02 (Февраль) 2021
Право каждого — № 1 (73) 2021
Право каждого — № 2 (72) 2020

Произошла ошибка повторите попытку позже.

Функционал находится в разработке, покупка журналов будет доступна в ближайшее время.